Леночка

Цыгане приехали на повозке, на лошади. Лошадь во двор поставили, повозку у двора. Принесли перину, расстелили, разлеглись. Ребятишки - мал мала меньше. Петька старшой, Володька второй, много их, семь человек, а жена то остаточки ходит *.
Вот Петька заставляет баню истопить. А у меня баня то внизу была, под горой у речке:
- Стопи-ка хоть про ее баню, что-то баньку она просит, заболела что-то.
Я истопила баньку. Он подаёт мне ножницы, да нитки:
- Поди, говорит, с ней в баню то.
Я ушла, а чево еще, чево я еще буду там делать с ножницами с этими.
Я мол ей:
- По што он мне ножницы то подал дак, и нитки ти. Чего он?
- Миленькая, сейчас родить буду.
Вот где картина то была!
Она родила, да девчонку: Беленькая, головенка беленькая и завитые волосы.
- Ну, я говорю, и девчонку ты родила - белоснежная девчонка!
Я вынесла девчонку, ее освободила на лавочке. Слава Богу, Господь дал девчонку.
Я говорю ей:
- Отдай-ка мне девчонку в дочки - она беленькая, а вы все цыгане.
- Да возьми ко, говорит, возьми да. Не будет у меня хозяин ее любить то.
Пришла я к одним в дом. Один мужчина в доме был. Схватил, говорит, меня, да изнасиловал, да вот и дочку сделал. А он белай, говорит, курчавой, я думала он седой. Просто не подумала. Вот, - говорит, - и дочка у меня оказалась
Вот ладно, пришло время. Пришел хозяин за женой.
- Пойдем, я тебя на закротках унесу.
А тут ступеньки у нас.
- Да нет, - говорит, - я ступеньки пока пройду с тобой, уж там хоть под руки меня уведи. Он увел.
Положил он ей тут на кровать то, а я девчонку то принесла и говорю:
- Петр, я говорю, я девчонку вам не отдам, будет моя.
- А что такое?
- А я ее принимала и моя будет.
- Девчонка? Да что ты, нам девчонка то нужна.
Да… И эта девчонка оказалась у меня восемь месяцев жить. Они уехали куды то. А она уж грудью то покормила немножко, да и отстала. Уехали они, да их там чего-то забрали. За што их там забрали, с ребятишком то, не знаю. Да… И девчонка то все у меня, да у меня. Уж после то, мама стала мне кричать, да...- мама, да и мама.
И приехал Петр.
- Ну, как доченька то?
- Как, я говорю, - кричит уж мама!
- Да, батюшки, мама.… А мы, говорит, еще никак не выберемся от туда. Я только осмотреть, говорит, девчонку то приехал, да тебя. Живы ли, говорит, вы?
- Живы, - я говорю.
Потом их отпустили, а девчонка то привыкла ко мне.
- К маме, говорит, пойду. А они там, где-то у лесопилки устроились, у лесопилки в таборе (табором).
Мы с граблями идем, с покосу.
А Петр то говорит:
- Вон, где мама то твоя идет.
Она как бежит ко мне, да как рявкнет, да на меня бросилась:
- Мамочка, я только с тобой, я только с тобой, не буду я с ними, не буду я с ними!
И значит, увела я девчонку домой; что уж, раз девчонка никак в таборе не живет, уже два годика ей, третий. Да…. Домой увела, сшила ей платьишко с кокеткой, да с оборочкой, да здесь рукавчик пышненькой, здесь оборочки, да и на подоле две оборочки - ну кукла да и только девчонка. Глаза голубые, волосы курчавые, да такие длинные, стали!
Да... вот ладно, день проживет, другой проживет, домой никак, в табор никак. Да, потом уж большая становится, в садик ее повела. Садик то у нас вот здесь был, стала пускать её в садик.
Так там её, спросят:
- Ты чья?
- Лесуновская!- отвечает
- Видали, - говорят, - что Лесуновская.
- А не из табора?
- Не-е-е-т, табор-от не наш! Я только знаю маму Соню Лесуновскую, никого я, говорит, больше не знаю - и ни тятьки у меня, ни мамы нет. Вот уж спроси ее, никто не учил! Как отучить девчонку то от этого, как отучить девчонку то?
Потом уже как в Качканар-от уехала, родители взяли ее к себе. Да... И я сколько там пробыла и вернулась обратно. Приехала к дочке, смотрю а девчонка идет, побирается:
- Гражданочка, пожертвуй милостыньку мне Христа ради.
Фаина подает ей пирога кусок.
- А нет кусочка мяса? Хоть бы вечером сварить нам чего.
- Есть, говорит, погоди, говорит, я сейчас достану.
А я в зале сижу, а она в кухне ворочет **.
- Мама!!! Вот эдак то.
Фаина вытаращила то глаза, говорит.
- Да што, што ты это!
- Да мама вот где! Мама моя тут.
Побежала ко мне, начала на меня целовать.
- Милая мамочка! Ведь меня учат, я все равно русская буду!
- Русская милая, русская! И учись, учись. Русская будешь. Не будешь к цыганам ездить.
- У меня уже теперь голос хороший, артисткой хотят поставить.
Вот ты и поди... Да. А Фаина и говорит:
- Да что это, как тебе она мама то?
- Мама моя, мама моя. Это моя мама!
Вот так мама... Наверное, ей двенадцать, либо тринадцать было, вот так, да... Косички еще заплетены были у нее, а так и вьются волосы курчавущие, да...
А Фаина и говорит:
- Ой, какая девчонка та хорошая, вот Шурка вырастет, замуж ее возьмем, вот и будет наша сноха.
- Ну и ладно, буду.
Еще глупенькая тожо.
- Вот и буду, - говорит, - русская буду, русская.
Да... Вот не видывала её больше после этих пор.

* последние дни, доносит восьмого
** хозяйничает

 

 

от Софии Лисуновской, с. Владимирское,
Записал КArovA. в 1993 г.

 




Copyright Андрюша Кременчук.
designed by   А. Кременчук ( KArowa ) 2003 - 2007